Здесь размещен дневник Д. Корюкина о стажировке в Токио в марте 2008 г. Автор просит прощения у читателей за неправильно указанный год на фотографиях — не заметил при установке на фотоаппарате. Фотографии, также, можно посмотреть в фотоальбоме.

Стажировка. Токио 17-26.03.2008г.

17.03 (понедельник)

Я прилетел в Токио 17.03 в 12.00 по местному времени. Первое напоминание о скорой встрече с другой культурой – японская стюардесса на борту нашего самолета. Весь полет она была неизменно приветлива и дружелюбна по сравнению с нашими. Наши дружелюбны по-своему, вернее, по-нашему – лица сосредоточены и суровы, люди заняты делом, им любезничать тут некогда.

Аэропорт, конечно, на наш не похож. Выйдя из самолета, попадаешь в светлый коридор, на полу постелен ковролин, вокруг тихо, играет негромкая музыка. Посередине коридора – движущаяся дорожка.

Коридор закончился небольшим эскалатором, который привел меня в помещение с несколькими автоматическими дверями. Так как я отстал от основного потока прилетевших, то в этом помещении я оказался в компании только ещё нескольких человек, знакомых между собой. Я немного растерялся, потому что непонятно было что делать. Остальные просто стояли и разговаривали. То ли они чего-то ждут, то ли просто так стоят, было непонятно. Двери не были снабжены ни ручками, ни кнопками, ни чем другим, похожим на устройство для открывания. На них были только наклейки с изображением руки. Как потом я узнал, эти знаки означали «Берегите пальцы!». Не желая привлекать к себе внимание неадекватным поведением, я сделал вид, что прогуливаюсь и подошел к дверям с целью проверить их на фотоэлемент. Двери не открылись. Будучи предупрежден, что в Японии теперь у всех снимают отпечатки пальцев при въезде, я предположил, что это как раз устройство для снятия отпечатков пальцев. Но уверенности, что это так не было. Продолжая сохранять беззаботный вид, я легонько коснулся пальцем наклейки, как бы изучая её. По-прежнему ничего не произошло, двери не открылись, прочие пассажиры продолжали стоять и разговаривать. Волнение возрастало. Я принялся подбирать в уме английские слова и выстраивать фразу, чтобы поинтересоваться у других пассажиров, что делать и куда идти. К счастью, мне не пришлось «блеснуть» своим английским, так как за мгновение до того как я собрался обратиться к другим пассажирам подошел экспресс и двери открылись. Оказывается, это был зал ожидания экспресса, на котором мы доехали до здания аэропорта. Войдя в салон экспресса, я понял, что он управляется автоматикой – машиниста не было! До аэропорта вела одноколейная магнитная дорога. Добрались без происшествий, даже разъехались с встречным вагоном, используя для этого специальный карман.

Следующий этап, по-нашему, это – пограничники, паспортный контроль. Бросилось в глаза как сотрудники этой службы старались сделать так, чтобы по-быстрее пропустить прибывших пассажиров. Они буквально (!) бегали от стойки к стойке, организовывая людей. Причем этой работой занимаются люди в возрасте и нисколько этим не обеспокоены. Особенно сильно это было заметно сейчас, пока ещё свежи впечатления об утомительном прохождении паспортного контроля в Шереметьево-2, когда сотрудники нашей службы, в общем-то молодые люди, не спеша выходят из своего служебного помещения, неторопливо проходят к пунктам контроля, при этом переговариваясь друг с другом. Да и сама процедура паспортного контроля ощущается по-разному. У нас на тебя смотрят как на чуждый классовый элемент, здесь же ты – гость. Процедура проверки паспорта со снятием отпечатков пальцев и фотографированием заняла меньше времени, чем в Шереметьево у меня проверяли паспорт. Может наши скрытно снимают ещё какие-нибудь данные?

Получив багаж, вышел в общий зал аэропорта. Здесь обменял доллары на йены (1 $ = 94,52 йен) и купил билет на автобус (Aeroport Limusine) до Shinjuku. Выйдя на улицу, обратил внимание на «камеры» для курения — киоски со стеклянными стенами и системой фильтрации воздуха. Курить можно только внутри этих камер. Потом, в городе видел, также, места для курения под открытым небом – специально отведенные площадки с установленными урнами для окурков. Японцы курили только там, на ходу или вне этих мест я не видел, чтобы кто-то курил на улице. первый раз, когда я увидел такую площадку, я даже удивился, почему такая толпа вдруг собралась. И только приглядевшись, я понял, что это собрались курильщики на специально отведенной площадке.

На улице обнаружил, что мой телефон поддерживает местный формат сети. От радости оправил несколько смс домой с приветом из Токио. Только потом сообразил, что там сейчас 6.30 утра. Люди, простите меня!

Погрузившись в автобус и получив от контролера пожелание приятной поездки, тронулись в путь, сопровождаемые поклоном контролеров, оставшихся стоять на остановке.

Ещё на подлете к аэропорту мне бросилась в глаза аккуратность, с которой были подстрижены растущие на, казалось бы, ничьей территории деревья, выровнены края водоемов. Глядя на всё это из окна автобуса, я убедился, что эта аккуратность – не эффект расстояния, а на самом деле так. Везде чистота, опрятность. Как они это умудряются, во-первых, всё это вычистить, а во-вторых поддерживать в таком порядке! Непонятно.

Примерно через 1,5 часа приехали в Shinjuku, далее минут 20 пешком до Tokyo Business Hotel, рассматривая по дороге город.  Отличный отель с автоматической прачечной, кафе и общественным офуро. Членам Айкикай, как выяснилось, предоставляется скидка. Бросил вещи в номер и бегом в Кобукан Додзё (КД) на тренировку.

Стою перед додзё.

По опыту прошлой поездки помню, если цепочка перед входом в додзё поднята, то входить нельзя, но с другой стороны, мне сказали, приходить как только приеду. Что делать – не знаю. Стою и размышляю как поступить. Дождался нагоняя от сэнсэя за идиотское поведение. Как потом мне объяснил М. Подкорытов, если дело касается тренировки, то этикетом можно пренебречь, то есть, если этикет нарушен для того, чтобы тренироваться – это не так страшно. Гораздо хуже, если для того, чтобы не нарушить этикет, опоздал, или, вообще, пропустил тренировку – это гораздо хуже.

Вот я снова в Кобукан Додзё. Всё как и 3 года назад, даже запах не изменился. В уже занимаются наши, те, кто приехал раньше меня. Пытаюсь всеми чувствами понять, что за обстановка царит в зале, какое настроение, чтобы хоть как-то подготовиться. Кантё пока не видно. Быстро переодеваюсь и спускаюсь в зал. Присоединяюсь к остальным. В какой-то момент в зал спускается кантё. Я как раз сидел, ждал своей очереди заниматься. Кланяюсь кантё, от всекй души его приветствую. Он в ответ тоже улыбается, вроде узнал. Продолжаем тренироваться. Через какое-то время меня и Д. Оверченко ставят в пары с японцами, с которыми будем сдавать экзамен. Мой партнер Кусузаки – молодой парень, работающий, как я потом узнал, на цветочном рынке. Тренируюсь с ним в паре, пытаюсь подмечать как он делает и исправлять технику. Кантё следит за всеми и делает замечания, указывая на ошибки. После окончания тренировки бегом в Хомбу Додзё. Кантё поворчал, когда мы с Д. Оверченко попытались отпроситься по-раньше, чтобы успеть в Хомбу Додзё, сказал, что тут, в Кубукане должны быть. Отпустил только вместе со всеми. По дороге в от Кобукана выронил пояс от кимоно. Какая досада! Попытался его найти – безрезультатно, только время зря потратил. В итоге опоздал на тренировку в Хомбу и пропустил её. Пока ждал наших, заплатил взносы в Хомбу за пропущенные годы. По окончании тренировки все вместе пошли в гостиницу. Бросили вещи в гостиницу и пошли ужинать в китайский ресторанчик недалеко от гостиницы. Взяли блюдо «сябу-сябу» — кусочки мяса и овощей подаются в сыром виде вместе с ёмкостью с кипящим соусом. Нам сделали 2 вида соуса, острый и не очень. Бросали мясо и овощи в кипящий соус, выуживали готовые кусочки и ели — очень вкусно и сытно. Во время ужина поймал себя на мысли о том какой у меня выдался день! 20 часов назад я был в Москве и вот я уже в Токио за несколько тысяч километров, потренировался в Кобукане, был в Хомбу, сижу в центре Токио в китайском ресторанчике, ужинаю вместе с друзьями. Фантастика!

После ужина пошли в гостиницу. Помылись и погрелись в офуро под приятное женское пение, хоть и из-за стенки, так как мужское и женское отделения разные, но всё равно было слышно. Пока мылись, постирал вещи с дороги в прачечной.   Потом спать, завтра утром 2 тренировки по айкидо в 6.30 у Досю и в 8.00 у Ясуно сихана.

18.03. (вторник)

6.30 Тренировка в Хомбу Додзё. Досю.

Оплатив занятия и разувшись, поднимаюсь наверх. Так как вчера я потерял свой пояс, мне дали на время занятий белый.

Хомбу Додзё – удивительное место, плату за занятия у меня принял Ириэ сэнсэй (6-й дан). Пока я стоял у окошка конторки и спрашивал насчет пояса, за всем этим наблюдал Досю из глубины комнаты.

Тренировка прошла хорошо. Я стоял в паре с Эриком. Он американец, сейчас живет в Токио.

Всё-таки атмосфера в Хомбу Додзё отличается от Кобукан Додзё. Здесь она более благожелательная.

После первой тренировки был 30-ти минутный перерыв, потом вторая тренировка, у Ясуно сихана. Мне как всегда было непонятно что и как делать. Хотя я и старался делать что показывали, но, похоже, опять «врубил кассету».

После тренировки мы дождались сихана и все вместе пошли в кафе неподалеку. Сихан угостил нас завтраком. Все наши попытки не дать ему заплатить за завтрак не увенчались успехом. Сихан сказал, что раз мы приехали в Японию, то он нас угостит, а когда он приедет в Россию, то мы его будем угощать.

Мы взяли европейский завтрак: яичница, салат, обалденно вкусные гренки и кофе. За завтраком разговаривали о предстоящем семинаре сихана в Нижнем Новгороде в июне, о тренировках здесь. И, конечно, о техниках. Сихан говорил о том, что нельзя закрепощаться и напрягаться. Когда мы зажимаем плечи, мы тем самым останавливаем себя, причем не только тело, но и ум. Мы замираем и не способны ни действовать, ни принимать решения. Надо быть подвижным и в теле и в уме! Потом сихан говорил о практике с оружием и без. Всё одинаково. Занимаясь без оружия, надо представлять, что оно есть, и наоборот, занимаясь с оружием, не забывать про айкидо, не разделять их.

Ещё он говорил о «мелочах». О том, что правильно положение тела или отдельных его частей очень важно и сказывается при большом уровне или когда уровни у «противников» не только большие, но и одинаковые.

Завтрак получился очень интересным, полезным и вкусным!

После завтрака я пошел в Ивату за новым поясом.

Вернувшись в гостиницу, обнаружил, что в моем номере идет уборка, хотя я и оставил на двери табличку не беспокоить. То ли табличку проигнорировали, то ли не заметили. Завтра попробую ещё раз.

После небольшого отдыха нам предстояли 2 тренировки в Кобукан додзё. Заскочив по дороге перекусить, прибываем в додзё.

Узнали, что М. Подкорытову высказали за то, что мы с Д. Оверченко пытались уйти по-раньше. Как выяснилось, кантё всё знает и напоминать ему ни о чем не надо. Вчера он бы нас не стал задерживать.

Сначала занимались между собой. Потом спустился Кобаяси сэнсэй – японец из США, потом вышел кантё и стал править ошибки. Мне указал на киай. Сказал, что крик должен быть короче, с повышением тона и усилением в конце.

Отзанимавшись, мы пошли перекусить в итальянский ресторанчик. Съели по порции спагетти. Потом перешли в кофейню неподалеку попить кофейку.  Увидели в меню «русский» кофе. Через Мишу расспросили официантку, что же это за кофе такой. Первоначальное предположение, что это кофе с водкой оказалось неправильным. Выяснилось, что это кофе с добавлением какао. Любопытно, откуда такой рецепт «русского» кофе?

Потом была регулярная тренировка Кобукан додзё, на которой был Нисикава сэнсэй и местные ученики. Нисикава сэнсэй нас поприветствовал: «Wellcome to Japan!» На тренировке кантё мне сказал, что в целом всё нормально, но детали («детальки») надо исправить. Тут же вспомнился утренний разговор с Ясуно сиханом. Он тоже говорил о «мелочах». Думаю, что в этих «детальках» или «мелочах» и заключается техника и от них же может зависеть исход поединка.

После тренировки был ужин у кантё. Пришел Скотт – американец. Сейчас работает в правительственной организации и живет в Токио. Компания подобралась замечательная – местные ученики, американский японец, американец, русские. Сидели пили пиво, сакэ, ели всякие закуски. Местные девченки и младшие ученики по внутренней иерархии Кобукан додзё ученики готовили закуски и подтаскивали их на стол. Всё это происходило естественно и незаметно. Все общались между собой, кто с кем. Все друг другу подливали пиво, сакэ. Младшие ученики вскоре вскоре ушли, остались те, кто постарше. Через некоторое время мы тоже откланялись. Остались только самые старшие. В коридоре мы скинулись в общий котел за ужин и направились по «домам». По дороге зашли в Макдоналдс и съели по чизбургеру – попытка нейтрализовать выпитое – завтра к 7.00 на тренировку. По дороге в гостинцу зашли в магазин купить что-нибудь на утро. В гостинице сходили в о-фуро и спать.

19.03. (среда)

Утро пришло, как обычно, слишком рано. Сказывается третий день тренировок. Как себя чувствует сэнсэй, который здесь уже неделю, трудно представить.

Пришли в Кобукан додзё. На подходе к додзё, нас окликнула местная пенсионерка, убиравшая у себя на крыльце:

- Вы в Кобукан додзё?

- Да.

- Гамбаттэ кудасай! («Держитесь!» Хотя, был и такой перевод: «Земля вам пухом!», дескать, смысл тот же. )

С таким напутствием мы и пришли в Кобукан. Там уже все собрались, кроме М. Подкорытова. Нас встречают веселым смехом и вопросами про самочувствие после вчерашнего. Миша пришел через минуту после нас.

Тренировка началась с традиционной для Кобукана утренней разминки. Потом встали в пары и тренироваться. Кантё ходил и исправлял ошибки.

После тренировки зашли в итальянский ресторанчик позавтракать. Потом Миша объяснил нам как добраться на метро до места проведения завтрашнего экзамена и купил нам с Д. Оверченко 2 проездных, чтобы не путаться с оплатой. Метро в Токио очень разветвленное и оплата взимается в зависимости от дальности поездки. Поэтому с магнитными проездными удобно, так как не надо лишний раз обращаться в кассу доплачивать, а значит, и не надо лишний раз истязать и себя и японцев представлением «сами мы не местные».

По дороге в гостиницу зашли в магазин б/у фотоаппаратуры. Полно всякой техники, навороченной и не очень по невысоким ценам и в хорошем состоянии. Я там себе купил штативчик под свой фотоаппарат. Причем, как выяснилось потом, он был выставлен не продажу, а просто держал объявленице. Но продали. Рынок.

В гостинице на этот раз карточка «Не беспокоить» сработала и я смог попасть в номер во время уборки. Иначе опять пришлось бы сидеть в холле и гулять. В номере не убирались, но на ручку двери повесили пакет с комплектом сменного белья (постельное, халат, полотенца, зубная паста и щетка). Немного отдохнув, отправился гулять по окрестностям. Всё-таки удивительно они обращаются с пространством. Вчера об этом говорили с сэнсэем и вот сегодня ещё раз в этом убедился. Поразительно, как тут всё понастроено! Большие, высокие дома соседствуют с маленькими и аккуратными домиками. Дома не только разной высоты, но и формы и цвета, и всё так гармонично. Послушать бы японца, что он думает по этому поводу. Может, это нам нравится, потому что в диковинку, а на их взгляд всё совсем не так? Помнится, в прошлую поездку Д. Голованов сокрушался, что слишком всё тесно, что не хватает простора. Это верно, застроено всё. Но, на мой взгляд, это нагромождение не давит, воспринимается спокойно.

Во время прогулки зашел в банк обменять доллары. Как и в прошлую поездку подивился сложности реализации этой, по нашим меркам, простой процедуры. Сколько народу было в этом задействовано непонятно, но, точно, не один. Я видел 3-х человек которые участвовали в этой процедуре. Первый – это пожилой мужчина, который стоял у входа и всем говорил что-то вроде «Добро пожаловать!» при входе и «Спасибо что зашли» при выходе. Вообще, это слышишь в Японии везде: в магазинах, кафе, ресторанчиках, «сусичных». Всех входящих приветствуют и прощаются, за исключением, может быть, случаев, когда просто физически не заметили или не услышали, что вы вошли. Так вот, этот мужчина увидев, что я стою и озираюсь по сторонам, пытаясь определить куда мне направляться, подошел ко мне узнать что мне нужно. Выяснив, что я хочу обменять доллары, он попросил меня немного подождать на диванчике в холле, а сам отправился выяснять кто меня будет обслуживать. Выяснив кто из клерков будет мной заниматься, он пригласил меня к стойке. Он же, как я потом увидел, разносил по офису какие-то канцелярские принадлежности, просто любопытствовал чем заняты другие сотрудники, как бы составлял им компанию. Мне бы не понравилось, если бы кто-то стоял и смотрел как я делаю свою работу. Не знаю как японцы к этому относятся, но на него никто не шикал и неудовольствия не проявлял.

Второй – это девушка, помогавшая заполнить мне бланк, принявшая и выдавшая мне деньги.

Третий – это кассир, или кто -то ещё кто эти деньги собственно поменял, так как девушка принявшая у меня бланк и доллары, отнесла их куда-то вглубь офиса, а потом принесла оттуда же йены. Пока деньги меняли, она занималась другими посетителями.

При оформлении квитанции у меня потребовали паспорт и не могли понять из какой я страны – пришлось показывать, где в паспорте написано название страны. Также, попросили указать место проживания в Токио и телефон. В качестве места я указал отель, а телефон отеля не знал. После небольшого совещания, мне сказали писать свой номер мобильного телефона.

Вернувшись в гостиницу, я собрался и мы отправились на тренировку. По дороге зашли перекусить в «быструю» столовую и бегом в Кобукан додзё.

Тренировка прошла спокойно, кантё не смотрел как мы занимались, у него были какие-то дела.

После тренировки договорились со всеми участниками завтрашнего экзамена о том где и как встречаемся. Заплатили за занятия и экзамен и отправились ужинать в «Стэйк хаус». Там подают всевозможные стэйки, бифштексы и тому подобное. Приносят за стол прямо в сковородке, на которой жарят. На стол ставят на специальной подставке скворчащую сковороду, мясо доходит до готовности уже на столе. Чтобы всё вокруг не был забрызгано кипящим маслом, сковорода окружена бумажным кольцом, иногда, ещё и сверху накрывают специальной бумагой. Кроме этого, выдают специальные бумажные одноразовые фартуки, чтобы не забрызгать одежду маслом.

Еда очень вкусная и сытная. Единственное, что нас удивило, это отсутствие крепких спиртных напитков (только пиво) и горячего чая. Пришлось выйти на улицу и купить горячий чай в ближайшем магазинчике.

После ужина – в гостиницу. Офуро и спать.

20.03. (четверг)

Сегодня – день экзамена.

Утром к нам в гостиницу приехал М. Подкорытов. Он привез любезно им переведенные и отредактированные наши ответы (мои и Д. Оверченко) к письменному экзамену.

Миша остался у меня в номере, они с сэнсэем приедут к месту проведения экзамена. Я же направился в Кобукан додзё. Вчера нам с Д. Оверченко было велено прибыть в Кобукан примерно к 7.30-8.00 и оттуда уже вместе с другими направимся сдавать экзамен.

Придя в додзё, мы увидели, что там уже почти все в сборе. Я поднялся наверх поздороваться с кантё. Накануне М. Подкорытов нам сказал, чтобы мы поднимались наверх, если увидим кантё поздороваться и следовать его указаниям. Если его не будет в комнате заходить в раздевалку и там ждать. Я так и сделал. Кантё в комнате не было, но в раздевалке находились остальные сдающие. Также, там были сэнсэи. Поздоровавшись со всеми, я остался ждать. Скоро кантё сообщили, что мы пришли. Он вышел, я с ним поздоровался. Кантё спросил где Дима и, узнав, что Дима тоже здесь, велел нам отправляться в Будокан – там будет проходить экзамен. Внизу нас уже ждал Кусузаки и ещё один парень. Так вчетвером мы и отправились в Будокан.

Добравшись до места, мы увидели довольно много людей. Судя по всевозможным чехлам с оружием, они тоже пришли сдавать экзамен. Среди них были даже сдающие с луками. К сожалению, после экзамена совсем забыл, что хотел посмотреть, как они сдают экзамен.

На входе нас встретил полицейский. Он со всей возможной вежливостью поинтересовался на экзамен ли мы пришли. Получив утвердительный ответ, он сказал, что нам придется немного подождать, так как мы пришли слишком рано, и зал ещё закрыт. Позже я видел этого полицейского, помогающего встречать и провожать прибывающих в Будокан людей. В общем, занимался совсем не тем и вел себя совсем не так, как я привык видеть, ведут себя представители власти, присутствующие на подобных мероприятиях у нас дома.

Когда подошло время, нас пригласили внутрь. Мы прошли в зал, где будет проходить экзамен по дзёдо.

Зарегистрировавшись и сдав свои экзаменационные работы, мы прошли в зал. Переоделись, прикрепили выданные нам номера и стали ждать начала экзамена.  В зале царила предэкзаменационная суета:  претенденты ещё раз повторяли техники, комиссия и распорядители проверяли документы и готовились к проведению экзамена. Видно было, что все претенденты немного волновались, экзамен – он и в Японии экзамен.

Объявили построение. Построили всех так: сначала 1 кю, потом 1 дан и так далее до 3-го дана. На степени 4-й дан и выше сдавали во второй половине дня. Я и Кусузаки сдавали на 2-й дан, Д. Оверченко сдавал на 3-й дан.

Председатель комиссии обратился с приветственной речью к собравшимся. После чего начался экзамен. Обстановка была довольно спокойной. Претенденты готовились, их сопровождающие снимали всё происходящее на видео и фотографировали. Те, кому скоро предстояло выходить на сдачу сидели сбоку от площадки рядами по мере выхода. Кому позволяло время и место разминались, готовясь к выходу.

Распорядители вели процесс экзамена. Они сообщали кому выходить, кому приготовиться, выводили людей на площадку, отдавали соответствующие команды. Всё было очень четко и организовано. Никто ни на кого не «шикал», но все и так вели себя тихо.

Претендентов на 1-кю по завершении сдачи поприветствовали аплодисментами. Потом уже никто, никому не хлопал. То ли так принято поддерживать только 1-й кю, то ли это была чья-то инициатива, поддержанная остальными – не знаю.

Объявили экзамен ан 2-й дан. Мы, я и Кусузаки, вышли на обозначенные позиции, развернулись в сторону комиссии и встали сужающимся от них клином, чтобы комиссия могла рассмотреть и записать наши номера. После этого встали в пары и стали выполнять техники.

Программа состояла из форм: хиссагэ, сямэн, сэйган, мономи, касуми.

Сначала я был тати, Кусузаки – дзё. Потом мы поменялись.

«Отстрелявшись», мы с Кусузаки сфотографировались и стали ожидать результатов. В это время к нам стали подходить наши и поздравлять, говорили, что мы делали хорошо.

В это время начался экзамен на 3-й дан. Я побежал на балкон и пытался фотографировать экзамен.

После экзамены мы ещё раз сфотографировались все вместе и стали ожидать результатов экзамена.

Через некоторое время вывесили списки сдавших. И мы с радостью увидели в них наши номера. Мой – 10.  Номер Д. Оверченко – 20.

Мы оплатили регистрационные взнос и стали собираться. Д. Оверченко оставался, так как его вчера попросили ассистировать Кобаяси во время экзамена на 5-й дан.

К нам подошел Като-сан и спросил во сколько мы собираемся придти в додзё. Мы ответили, что съездим поедим и сразу туда.

По дороге к метро нам встретились члены Кобукан додзё, направляющиеся на экзамен на 4-5 даны. Они нас поздравили со сдачей, а мы им пожелали успеха. Дальше по дороге нам попался магазинчик с экипировкой для кэндо. Товар там был самый разный, а цены невысокие. Но, мы уже приобрели экипировку в Кобукан додзё, поэтому ушли без покупок.

По дороге мы стали обсуждать, что и где будем есть. Сэнсэй предложил перекусить в сусичной, недалеко от Ивата. Миша задумался, а я сказал, что суси – это не еда, а так, закуски, и ими не наешься. И сэнсэй, и Миша посмотрели на меня как на сумасшедшего и решение пойти в сусичную сформировалось окончательно, так как появилась ещё одна причина – напомнить мне, что мы находимся в Японии, и здесь суси – это еда.

Вскоре мы добрались до сусичной. У неё очень интересное устройство. В центре зала расположено место, где «колдуют» мастера суси, сасими и прочих вкусностей. Окружена эта зона большим 2-х уровневым столом для посетителей, что-то вроде замкнутой барной стойки. По верхнему уровню двигается транспортер, на который мастерами выставляются готовые блюда. Каждый из посетителей берет с ленты то, что ему нравится. Также, можно заказывать блюда мастеру, не дожидаясь, пока приедет нужное. Все блюда разделены по цене на несколько групп, каждой из которых соответствует свой вид тарелочки. После трапезы перед каждым из посетителей вырастает стопка пустых тарелочек, по которым потом и рассчитывается стоимость обеда.

Должен признаться, что я сдался первый, у меня оказалась самая низкая стопка тарелочек. Также, я понял, что очень плохо разбираюсь во вкусе рыбы, так как в основном пользовался цветовой дифференциацией блюд: белые и красные, за что и был поднят на смех сэнсэем и Мишей.

Пообедав заскочили в гостиницу и сразу же отправились в Кобукан додзё на тренировку. Там нас уже ждали Като-сан и Кусузаки.

Тренировка продолжалась примерно до 6 часов, потом вместе с остальными членами Кобукан додзё отмечали экзамен.

Как оказалось, не все сдали. Кобаяси не сдал на 5-й дан. Д. Оверченко выбил у него меч из рук. Неизвестно, но может именно поэтому он и не сдал.

Сдавших поздравляли, над теми, кто не сдал подшучивали. Все смеялись, хотя было видно, что несдавшие, конечно же, расстроились.

После ужина, пришли в гостиницу. Офуро. Спать.

21.03. (пятница)

Сегодня в 15.00 будет церемония принятия меня в школу синдо мусо рю. С утра отдыхали. Потом немного прогулялись втроем (сэнсэй, М. Подкорытов и я), перекусили и направились в Кобукан додзё на церемонию. Там уже было всё приготовлено. Мы по дороге купили только цветочек для украшения зала.

В додзё сделали последние приготовления, я заполнил все необходимые формы и церемония началась.

На церемонии присутствовали сэнсэй, Кобаяси, Д. Оверченко, М. Подкорытов. Все сели перед камидза. Сделали рэй в сторону камидза, потом все вместе хлопнули 2 раза в ладоши, ещё раз рэй. Кантё произнес свою клятву, затем я – свою. После этого все присутствующие выпили сакэ из общей чашки, затем кантё немного рассказал об истории дзёдо. Обстановка было очень торжественной и искренней. Кантё принимал меня в школу, он, доверившись рекомендации сэнсэя, разрешал мне изучать техники школы. Было немного страшно, как бывает когда берешь на себя обязательства, которые надо выполнить, но боишься, что подведешь. На этом церемония завершилась.

После этого мне показали формы дзёдо омотэ. Начал мне их показывать сэнсэй, потом кантё сам продолжил показывать и объяснять.

Вечером после после тренировки в Кобукан додзё пришел Нисикава-сэнсэй. Он нас пригласил к себе в гости. Мы (сэнсэй, Д. Оверченко, М. Подкорытов и я) переоделись и отправились к нему: сначала пешком до станции Синдзюку, затем на метро с пересадкой на монорельс. В месте пересадки мы зашли в магазин и купили пива. Как сказал Нисикава-сэнсэй, там, где он живет магазинов нет, там есть только два университета. Так и оказалось на самом деле.

При приехали в пригород Токио. Время было уже что-то около 9 часов вечера, на улице буквально никого не было, мы шли одни от станции. Было очень тихо. Вскоре мы подошли к многоквартирному дому (что-то вроде нашей пятиэтажки по типу). Утром я сделал несколько фотографий с балкона.

В квартире нас встретила жена Нисикава-сэнсэя – очень милая и приветливая женщина. Обстановка в квартире европейская. Сама квартира небольшая, состоит из 4-х комнаток, кухни, ванной, таулета. Всё это размещено примерно на 40-50 кв. м. В доме живут две кошки. Одна из них была побольше, наверное, поэтому она сразу вышла проверить кто там пришел и весь вечер находилась с нами в комнате.   Вторая пряталась. Та, что побольше так забавно мяукала. Мы решили, что это по-японски.

Нас угостили традиционными японскими блюдами, котрые очень вкусно приготовила жена Нисикава-сэнсэя. Ели, разговаривали. Потом сэнсэй с М. Подкорытовым поехали в гостиницу, а мы с Д. Оверченко ещё остались. Остаться всем просто не было физической возможности, кому-то всё равно надо было уезжать. Решили разделиться так.

22.03. (суббота)

Утром все вместе позавтракали, Нисикава-сэнсэй подробнейшим образом объяснил как добраться обратно в Токио, поэтому добрались мы без проблем.

Весь день прошел в тренировках. Сэнсэй завтра уезжал домой, поэтому всё внимание кантё было направлено на него. Хотя, остальные тоже не оставались без внимания.

Вечером была сайонара-пати по случаю отъезда сэнсэя.

На вечеринке присутствовал продавец оружия для дзёдо. Это оказался модно, даже пижонисто одетый пожилой японец на вид лет 55. Позже он признался, что ему 70 лет. Я был поражен! Кроме продажи оружия он, также, занимается преподаванием на курсах самообороны для женщин при полиции. Вообще, он очень энергичный и подвижный, особенно, для своих 70 лет. Увидев Д. Оверченко, он попросил его захватить себя за руку, чтобы, как он сказал, почувствовать на себе захват по-настоящему сильного человека. Попытался, и небезуспешно, сделать пару освобождений от захвата.

После вечеринки мы зашли в китайский ресторанчик рядом с отелем Park Inn отметить возвращение сэнсэя, но у же в своем кругу. Было немного грустно, что один из нас уезжает. С нами был ещё русский парень Саша. Он живет в Японии уже 10 лет. В Кобукан додзё ходит заниматься айкидо. Потом разошлись по гостиницам. Офуро. Спать.

23.03. (воскресенье)

Утром, зайдя к сэнсэю и пожелав ему счастливого пути, я отправился на тренировку в Кобукан додзё. Весь день тренировались – было две 3-х часовые тренировки. В перерыве между тренировками ходили обедать и гуляли.

Кантё после второй тренировки нам сказал, что теперь нами никто особо заниматься не будет, поэтому теперь нам следует приходить на регулярные тренировки. Также, мы можем, если хотим, приходить днем с 14 до 16 заниматься самостоятельно. Так и решили: в понедельник занимаемся днём сами, регулярных тренировок нет, во вторник занимаемся днем сами, вечером приходим на регулярную тренировку. В среду я улетаю, а Д. Оверченко тренируется ещё в среду на регулярных тренировках, потом он тоже улетает.

24.03. (понедельник)

В этот день погода испортилась, было холодно и шел дождь.

Мы запланировали поездку в будо-магазин недалеко от отеля Токио Домо. Потом хотели покататься на американских горках в расположенном рядом парке.

Ехали на такси, и по дороге таксист вдруг указал рукой направо на местный квартал «красных фонарей». Мы посмеялись, но ничего не сказали. Чуть позже таксист указал рукой налево: «Gey bars». Это нас рассмешило ещё больше, а Миша посопев, сказал таксисту, что нас это не интересует. Больше таксист никаких достопримечательностей нам не показывал – то ли не их не было, то ли других он не знал.

Чтобы все успеть до тренировки приехали на место к 10.00. Оказалось рано. Будо-магазин открывался только в 11.00. Подождали открытия рядом в кафе. После открытия магазина купили всё, что хотели и поехали обратно, так как к большому нашему сожалению горки не работали. То ли из-за дождя, то ли ещё из-за чего.

Оставшееся время до тренировки я и Миша погуляли по магазинчикам. Потом была тренировка в Кобукан додзё. Кантё вышел посмотреть занимаемся ли мы и ушел к себе.

После тренировки я отправился на тренировки к Ясуно сэнсэю в Хомбу додзё. Было две часовых тренировки с получасовым перерывом.

Первая тренировка прошла легко. Я встал в пару с одним японцем, как я потом понял не очень высокого уровня. Занимались спокойно. Сихан несколько раз подходил ко мне.

После перерыва началась вторая тренировка. Перед началом я внимательно рассмотрел присутствующих и выбрал в себе в напарники японца, который, как мне показалось, давно уже занимается. Это был мужчина лет 45 невысокого роста, в очках, среднего телосложения, в общем японец, как японец. В перерыве он разминался, причем делал это с уверенностью и опытом, выдававшими много лет занятий. Степень выцветания пояса тоже говорила, что он практикует давно. Поэтому я решил, что у него высокий уровень и с ним будет интересно и полезно потренироваться.

Так и оказалось. Тренировка началась с сувари вадза семэн ути никкё. Я думал, что он мне открутит обе руки. Было очень больно, но травмы я не получил. Сухожилия, мышцы и связки растягивались до предела, но не больше. Через какое-то время я даже перестал стучать по татами, так как это было бессмысленно. Мой партнер делал до максимально возможного предела, не обращая на мои сигналы. В ответ я пытался действовать также, но мало в этом преуспел, чем сильнее я пытался воздействовать, тем больше я уставал. В итоге я решил экономить силы.

Это решение оказалось весьма кстати, жаль, что оно пришло мне в голову поздно. Следующая техника была семэн ути никкё тати. К рукам добавилась жуткая нагрузка на ноги. Мой партнер вдруг оказался очень тяжелым. Я просто не понимал, где в нем столько массы?! Каждое выведение его из равновесия давалось чрезвычайно тяжело. Я в ответ попытался тоже «потяжелеть». Ничего кроме ещё большей усталости в ногах я не добился. Моему партнеру, казалось, вообще было всё равно, он просто делал и делал, даже не менялся в лице.

Далее были ирими нагэ, кокю хо. Сихан к нам несколько раз подходил, но меня вызвал только один раз, потом вызывал только моего партнера. Надо сказать, что я с радостью пользовался этими минутами передышки, чтобы хоть как-то отдохнуть. Пока сихан с изумительной легкостью бросал моего партнера, которого я только что еле-еле сводил с места, я восстанавливал дыхание.

Тренировка для меня выдалась очень тяжелая, я устал чрезвычайно. По дороге в гостиницу я останавливался у каждого автомата с водой и покупал какой-нибудь напиток, пытаясь восполнить потерю жидкости.

Придя в гостиницу, я повалился без сил. Через какое-то время я заставил себя спуститься в офуро, чтобы хоть как-то расслабить мышцы. Потом спать. Будильник я оптимистично завел на 5:45, чтобы успеть на тренировку в 6:30 к Досю.

25.03. (вторник)

Проснулся я по будильнику в 5:45. Понял, что на этот подвиг я не способен, сил на тренировку идти не было. Решил идти только на вторую тренировку к Ясуно-сэнсэю.

На тренировке я встал третим в пару к Макото Ито, 5-й дан (он приезжал в первый приезд Ёкото-сэнсэя) и французу. Это оказалось очень правильным решением. Занимаясь втроем, я смог тренироваться с двумя партнерами сразу и сэкономить силы, что было просто необходимо после вчерашней тренировки.

Макото очень хорош, сильный подвижный. Причем сильный как это бывает у них такой тягучестью, а не жесткостью. Француз наоборот, был очень мягкий. Было очень интересно заниматься на таком контрасте.

Тренировка прошла очень хорошо. Я старался делать то, что показывал сихан, а также, прислушиваться и присматриваться к тому, что и как делают мои партнеры. После тренировки я поблагодарил мои партнеров, они вежливо поинтересовались как меня зовут и откуда я.

Потом я дождался сихана, поблагодарил его за очень интересные тренировки и объяснения и вручил ему небольшой сувенир.

До дневной тренировки в Кобукан додзё я гулял по улицам.

После дневной тренировки на обед ходили все вместе. Кантё велел нам не убегать и повел нас в китайский ресторанчик неподалеку. Так как было ещё рано, посетителей в ресторанчике не было, мне показалось, что он вообще ещё не открылся, но кантё там знали, и нас пустили внутрь.

Вечерняя тренировка началась с кихона. Кантё сказал нам, что кихон очень важен, поэтому он сейчас объяснит нам важные моменты, чтобы мы, вернувшись домой, делали и показывали правильно.

Потом делали формы в парах.

Через какое-то время кантё вызвал меня делать формы омотэ с ним. Я очень старался. Конечно, у меня было много ошибок, но кантё видать сделал скидку на то, что я занимаюсь недавно, поэтому он меня не ругал за них, а просто указывал. Я старался делать всё правильно и без ошибок, кроме того, так как эти формы относятся к разделу «старых» техник, я следил не только за правильностью выполнения форм, но и за тем, чтобы сдерживать кантё от атак.

Мы сделали формы с тати отоси до ити рэй. Это все формы, которые мне показали на этот момент. После этого кантё показал мне оставшиеся две формы. Остальное время я тренировал их в одиночку.

После тренировки кантё ещё раз напомнил всем о важности кихона и выполнении техник правильно.

Потом был ужин по случаю моего отъезда. Я вручил кантё и присутствующим небольшие сувениры на память.

После ужина я попрощался со всеми и отправился в гостиницу. М. Подкорытову было по пути со мной, и мы пошли вместе. Миша проводил меня до гостиницы, там мы с ним попрощались.

В гостинце я собрал вещи, сходил в офуро и лег спать.

26.03. (среда)

Утром я собрался, выписался из гостиницы, позавтракал в «быстрой» кафэшке и пошел на станцию Синдзюку на остановку автобусов до Аэропорта.

Добрался до аэропорта, прошел все необходимые формальности, истратил оставшиеся деньги на сувениры и сел в самолет.

Скоро буду дома. Через несколько часов я был в Москве, а на следующий день В Нижнем. К сожалению, родной город встретил пасмурной погодой.  Но, она была под стать настроению — было немного грустно от того, что путешествие закончилось.